Крылатая «скорая помощь»: работа для крепких физически и сильных духовно — ГКУЗ "ЗТЦМК"
Крылатая «скорая помощь»: работа для крепких физически и сильных духовно

Материал опубликован: 05 сентября 2022 в 01:05
Обновлён: 09 сентября 2022 в 02:03


Пожары, наводнения, авиакатастрофы и ДТП — в таких ситуациях люди становятся хрупкими и уязвимыми перед лицом страшной беды. Но в эти горестные моменты им на помощь, словно ангелы, на стальных крыльях спускаются с неба медики-спасатели. В этом году Забайкальский территориальный центр медицины катастроф отмечает 30-летний юбилей. Благодаря активному участию в федеральных программах, центр развивается, оснащается новым автомобильным и авиационным транспортом, чтобы можно было быстрее добираться до тех, кто нуждается в экстренной медицинской помощи.

САНАВИАЦИЯ — ЭТО ДОРОГО, НО НЕОБХОДИМО

Как отметил директор Забайкальского центра медицины катастроф Руслан Долгов, не во всех случаях районное здравоохранение может справиться с оказанием помощи пациентам. Поэтому между муниципальными и региональными медицинскими организациями на федеральном уровне было создано связующее звено — служба медицины катастроф, специалисты которой способны оказывать медицинскую помощь даже в неприспособленных для этого условиях, а также эвакуировать граждан в учреждения более высокого уровня.
Еще 30 лет назад служба медицины катастроф была представлена маленьким отделом санитарной авиации при Областной клинической больнице, в котором трудились два диспетчера. На сегодняшний день в центре медицины катастроф в общей сложности работают порядка 80 человек — это врачи, медицинские сестры и диспетчеры.
— У нашего центра есть три режима действий — повседневный, режим повышенной готовности и режим чрезвычайной ситуации. В структуру центра входят два отдела — лечебный и оперативный. В оперативном отделе работают четыре оперативных дежурных и руководитель. В обязанности оперативных дежурных входит мониторинг ситуации по краю. Они принимают и анализируют обращения и сообщают о них руководству, — пояснил Руслан Долгов.
В составе лечебного отдела трудятся врачи — консультанты и медицинские сестры. При поступлении информации о сложном пациенте врач-консультант выясняет его состояние, диагноз, заполняет электронный чек-лист, подтверждает или корректирует тактику лечения. Больной остается под дистанционным наблюдением врача до выздоровления. Но бывает и совсем иной вариант развития событий — когда сложно установить диагноз, необходима стабилизация состояния, срочная операция или эвакуация в региональное учреждение. Тогда в короткие сроки принимается решение о выезде на место. Существуют нормативы, согласно которым в летнее время борт медицины катастроф должен отправиться на вызов в течение часа после поступившего сигнала, зимой — в течение полутора часов.
Также важнейшим подразделением центра является учебный класс, руководит которым врач анестезиолог-реаниматолог Виктор Панин. Виктор Николаевич обучает сотрудников силовых ведомств региона, а также обычных граждан оказанию первой медицинской помощи.
С 2017 года Забайкальский край является участником федерального приоритетного проекта «Обеспечение своевременности оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных районах Российской Федерации», который предусматривает выделение целевых федеральных средств территориальным центрам медицины катастроф на покупку лётных часов.
Час работы вертолета обходится в 300 тысяч рублей, а самолета — в 100 тысяч рублей, однако государство готово направлять такие большие средства, чтобы спасать бесценные человеческие жизни.
— Мы ежегодно обосновываем наши потребности в финансировании и отчитываемся о затратах. Как правило, мы перевыполняем установленные показатели.
За период пандемии коронавирусной инфекции мы превысили установленные лимиты почти в два раза, поскольку именно на наших плечах лежала маршрутизация пациентов с СОУ1О-19 из отдаленных районов края в моностационары, — рассказал Руслан Валерьевич.

ПО ВОДЕ, ПО СУШЕ И ПО ВОЗДУХУ

В рамках федерального проекта Забайкальский край одним из первых в стране получил два вертолета Ми-8АМТ, оснащенные медицинским оборудованием по последнему слову техники.
— Они уникальны тем, что менее требовательны к условиям взлета и посадки, чем самолеты, для которых необходимы взлетно-посадочные полосы. Вертолет может приземлиться практически в любой точке. К примеру, минувшей зимой нам поступил вызов из Каларского района. Сообщили, что на севере Забайкалья терпит бедствие группа туристов из Москвы, которые пошли по маршруту высокого уровня сложности. Один из них сорвался в водопад, получил травмы и переохлаждение. Бригада вылетела на этот вызов, вышла на точку, которую туристическая группа обозначила для них, и вертолет сел возле русла реки. Пострадавшему оказали помощь и погрузили на борт для эвакуации в Краевую клиническую больницу, — поделился случаем из практики наш собеседник.
Также на службе в центре медицины катастроф состоят два самолета Ан-2. Такая авиамашина хороша тем, что имеет высоко расположенный винт, который предохраняет от столкновения с ветвями деревьев и кустарников, и большие колеса, которые не вязнут в грунтах. Также в авиапарке центра имеется высокоскоростной чехословацкий самолет L-410.
Сейчас на смену наших родных советских Ан-2 приходят самолеты ТВС-2МС, сконструированные по типу Ан-2, но работающие на американских двигателях. Они гораздо быстрее набирают высоту и передвигаются между точками маршрута. К сожалению, именно такие суда малой авиации сейчас попали под западные санкции. Радует, что Правительство России уже нашло решение проблемы — выпуск самолетов отечественной разработки «Байкал». В 2024 году регион получит для службы медицины катастроф два таких самолета. Хотелось бы, чтобы в арсенале санитарной авиации были еще и самолеты-амфибии. В Забайкалье многие населенные пункты расположены на берегах водоемов, кроме того, реки в крае часто разливаются. Самолет-амфибия способен садиться на водную поверхность и лед, что позволяет ему быть более маневренным в условиях разгула водной стихии. Сейчас правительство страны рассматривает вопрос о том, чтобы разрешить использование таких самолетов в санавиации, — добавил Руслан Долгов.
Развитие на уровне России авиационной составляющей медицины катастроф поставило вопрос о необходимости строительства посадочных площадок для вертолетов. Согласно положению федеральной программы, регионы должны сдавать в эксплуатацию по одной площадке в год. Забайкальские власти приняли смелое и затратное решение — построить по краю 30 посадочных площадок. Теперь практически каждый район края может беспрепятственно принять борт санитарной авиации, причем, даже в ночное время. Для этого вертолетные площадки оборудованы стационарными или переносными системами освещения.
Важно отметить, что воздушные суда не являются собственностью центра медицины катастроф, а принадлежат авиакомпании, с которой учреждение заключает государственный контракт.
Также в своей работе центр медицины катастроф использует наземный транспорт. В его распоряжении восемь реанимационных автомобилей класса С. Это настоящий реанимационный кабинет на колесах, предназначенный для проведения лечебных, реанимационных мероприятий, транспортировки и мониторинга состояния пациентов на догоспитальном этапе. Имеются в арсенале четыре автомобиля высокой проходимости. Два из них марки «Mitsubishi Pajero» приобрели недавно. Они доставляют врачебные бригады к пациентам, которым не требуется эвакуация в краевой центр. При этом такие автомобили удобны для транспортировки новорожденных. К слову, детское подразделение базируется в Краевой детской клинической больнице и находится под контролем руководства Территориального центра медицины катастроф.

ТОЛЬКО ПЕРВЫЙ ПОЛЁТ — РОМАНТИКА

Бывают случаи, когда пациентам могут помочь только в крупных клиниках России. Для этого центр медицины катастроф прибегает к помощи гражданских авиаперевозчиков. В хвосте пассажирского самолета складывают три ряда кресел — образуется площадка для установки носилок, которые фиксируются специальным удерживающим устройством. Пациента в сопровождении медиков до посадки пассажиров погружают на борт через заднюю дверь воздушного судна. Гораздо реже приходится использовать возможности железнодорожного транспорта, но и такие случаи — не исключение. В пассажирских поездах есть вагоны с широкой погрузочной дверью, а также имеются купе для маломобильных граждан. По словам Руслана Долгова, самое главное в работе медицины катастроф — это отлаженное взаимодействие с различными службами, которые имеют в своем распоряжении транспортные средства. При необходимости навстречу центру медицины катастроф идут не только авиакомпании и ЗабЖД, но и управление Росгвардии, Российская Армия.
Особую благодарность в честь юбилея учреждения руководитель выразил своим коллегам — специалистам центра медицины катастроф.
— Дело в том, что в некоторых регионах центры медицины катастроф не имеют собственного штата врачей, а на вызовы отправляются приглашенные специалисты из других медицинских организаций. Горжусь, что у нас есть люди, которые выбрали эту непростую стезю своим призванием. Я всегда повторяю, что только первый полет на вертолете — романтика, в последующем это тяжелый труд, связанный с огромными рисками. Условия работы в воздухе отличаются от наземных — тяжело выдерживать постоянные шумо и вибронагрузку. Поэтому работать на санавиации могут люди не только крепкие физически, но и обладающие твердым характером, способные самостоятельно принимать решения в экстремальных ситуациях, не боящиеся брать на себя ответственность, — подчеркнул Руслан Валерьевич.
За последние годы специалистам центра медицины катастроф выпало немало профессиональных испытаний — крупные пожары н 2014 и в 2019 годах, автокатастрофа автобуса с паломниками в Петровск-Забайкальском районе в июне 2017 года, падение с моста пассажирского автобуса в Сретенском районе в декабре 2019 года, пандемия коронавирусной инфекции и многое другое. Никто не может знать, какие вызовы бросиn специалистам Центра медицины катастроф новый день. Поэтому они и не заявляют самоуверенно о том, что любая задача им по плечу, но знают точно — как бы ни было страшно и опасно, они придут на помощь пациенту и сделают все, что в их силах, чтобы спасти хрупкую и драгоценную человеческую жизнь.

Юлия Болтаевская. Крылатая «скорая помощь»: работа для крепких физически и сильных духовно//Будьте здоровы!.-2022.-08.-С.1-2.

Похожие записи...